ficwriter1922
Персонажи: Антонин Долохов, Беллатрикс Лестранж, Рудольф Лестранж, Рабастан Лестранж, А. Руквуд, Фенрир, Люциус Малфой, Северус Снейп.
Рейтинг: General
Жанр: Стёб
Размер: Мини
Статус: Закончен
Саммари: Руквуд сказал, что нам нужно затаиться, министерство оказалось слишком крепким орешком. Они дали нам сдачи, и чтобы сохранить орден Лорд велел залечь на дно. Тогда Руквуд, чтоб его мантикоры съели, подал идею легального прикрытия… Чего-нибудь не заметного, не привлекающего к себе внимания, обыденного… И так появился на свет салон красоты Морти и Ко.
Предупреждение: ООС, AU событий 5, 6,7 книги, не канон
Текст не отбечен и содержит множество орфографических и синтаксических ошибок.
Дисклаймер: все права принадлежат Дж. Роулинг

Спасибо за идею Виоле)

Руквуд сказал, что нам нужно затаиться, министерство оказалось слишком крепким орешком. Они дали нам сдачи, и чтобы сохранить орден Лорд велел залечь на дно. Тогда Руквуд, чтоб его мантикоры съели, подал идею легального прикрытия… Чего-нибудь не заметного, не привлекающего к себе внимания, обыденного… И так появился на свет салон красоты Морти и Ко.
Работаем с 9 до 5
Без перерывов и выходных
Стрижка, укладка, маникюр, педикюр, милирование, профилирование
К Вашим услугам лучшие специалисты.

- Что такое профилирование? – спросил я у Руби Лестранжа, который вроде как занимался нашей рекламой.
- А тебе какая разница? – вяло огрызнулся он. И пяти минут не прошло, как я донимал его вопросами насчет милирования, неудивительно, что парень вскипел.
- Выправление профиля, – с надеждой предположил его братец. У бедняги Рабастана давно руки чесались что-нибудь вправить. А моя матушка говорила, если руки чешутся, найди себе работу.
- Прибери лучше здесь! – сказал я ему. Неприятное лицо обиженно вытянулось, и глаза засверкали, что у крысы, готовой ввязаться в драку за объедки.
- А кто дал тебе право командовать, Долохов! – зло прошипел он.
- Я сам себе его дал. Если хочешь, попробуй отбери, – огрызнулся я в ответ. Обычно идиоты вроде Лестранжа не выводят меня из себя, но вместе с маникюрами и педикюрами Рабастан мог взбесить и Дамблдора. А я не Дамблдор, я темный маг. Когда не сидел в Азкабане, я круциатил маглов, авадил колдунов, охотился на крупных магических животных, по молодости мне приходилось и профили вправлять, но я в жизни никого не стриг и не милировал.
Лестранж еще посверкал, глазами повернулся за поддержкой к брату, но тот сосредоточено грыз перо, раздумывая, чем еще привлечь наших несчастных клиентов. «Бери с него пример», - мысленно приказал я Рабастану. Надо же внушение сработало, есть еще порох в пороховницах. Этот сын вурдалаков заткнулся и принялся распаковывать коробки. Я занимался тем же самым: доставал всякие тюбики и баночки и в без разбору сваливал их на полки. Зачем нам весь этот хлам, я понятия не имел, знал только, что все это для волос. В общем, придет Белла разберется, она женщина ей все эти штуки ближе.
Работали мы молча, не отвлекаясь на разговоры, Лорд обещал прийти вечером и проверить как идет создание нашего легального чтоб его прикрытия. Чуть позже к нам присоединились Белла и Руквуд а Малфой как обычно пришел последним. Пол еще никто не мыл. Никто не рискнул предложить Белле взяться за швабру, а сиятельного аристократа Люциуса даже все силы ада не заставили бы снизойти до мытья полов. И крайним оказался Руквуд. За дело колдун взялся с мечтательной улыбкой, видимо представляя себе как он будет расписывать свой трудовой подвиг Лорду, красок не пожалеет… чистоплюй.
Минутная стрелка подползала к шести, и мы уже стояли на вытяжку посреди салона как строй солдат на плацу. Нас осталось семеро я, Лестранжи, Белла, Малфой, Фенрир, Руквуд. Комната блестела чистотой, может пригласить Руквуда в дыру, где я сейчас живу, там пол плачет по уборке горькими слезами.
На каждой стене висело по зеркалу, перед ними стояли кресла, рядом с креслом шкафчики забитые всякой ерундой, расческами разного вида, (оказывается расческа расческе рознь), фенами и какими-то приборами, о назначении которых я знать не знал. Возможно, их придумал между делом какой-нибудь чокнутый алхимик решивший запытать до смерти неверную жену. У нас были еще две комнаты для всяких процедур, но там властвовала Белла, а всем остальным вход был запрещен.
На окошке стояли цветы, а на стойке для приема заказов торчал веселый совенок державший крыльями надпись добро пожаловать. Из-за чертого совенка все происходящие походило на один из тех безумных снов, которые снятся припадочным шизикам из Мунго. Я перевел взгляд на черный диванчик для посетителей, Руквуд сказал что он нам нужен до зарезу. Я предложил лучше взять холодильник, чтобы было где хранить трупы. Фенрир поддержал Лестранжи тоже… Но идея все равно не прошла.
Звякнул дверной колокольчик, Лорд пожаловал ровно в шесть, мне не нужно было оборачиваться на часы. Точность вежливость королей и лордов. Господин окинул взглядом помещение, потом цепким взглядом пробежал по лицам своих преданных солдат. Я выкинул из головы все мысли, сознание должно было быть чистым как поле, засыпанное свежевыпавшим снегом - ни следа крамолы или сомнения. Осмотр закончен. Тонкие губы дергаются в слабой пародии на улыбку, но взгляд красных глаз теплеет.
- Вы проделали большую работу, - снисходительно бросает господин, но мы все еще не решаемся перевести, дух настроение Лорда скачет как чокнутый маятник, и за похвалой легко может последовать Круцио. – Клиенты будет Вами довольны.
- Какие клиенты, милорд? – спрашивает Руквуд, по лицу видно, что бедняге сейчас хочется аппарировать куда подальше. Впрочем, он держится, нет смысла бегать от Лорда, нам все равно не скрыться. Мы с ним связаны до самой смерти.
- Те, которые придут к вам на стрижку, – объясняет господин с невероятным для него терпением. К такому повороту мы были не готовы, но никто даже грозный Фенрир не посмел возразить Лорду. Люциус даже выдавил подхалимскую улыбку, будто речь шла о ночном рейде по магловскому Лондону.
Я незаметно оглядел своих товарищей. Свирепый заросшей щетиной Фенрир, бледная постаревшая Белла в чьих черных волосах проскальзывала седина, бесконечно надменный Малфой, братцы Лестранжи, похожие на затравленных крысят.
Если мы сумеем заманить в этот салон, хотя бы одного клиента Мерлин восстанет из своей могилы, а Дамблдор лично угостит нас лимонными дольками. Но мы - верные Упсы и за Лордом пойдем хоть в огонь хоть в воду хоть в салон красоты.
***
Первый день работы полностью оправдал ожидания. Глухо, пусто, делать нечего. С девяти до полудня мы играли в ожидание Годо, а с полудня до пяти играли в карты. Руквуд подул мне три галеона, и день прошел не напрасно.
На второй день мы решили не тратить время зря и сразу же сели за карты. Рабастан успел сдать карты по третьему кругу, и тут пришла она – клиентка. Хрупкая старушка, одетая в черное шерстяное пальто. Из-под черной шляпки торчали пряди голубых волос, поверх пальто болтались очки на цепочке. Она нацепила их на свой кривой нос и оглядела нашу компанию точь в точь, что твоя гувернантка. Мы передвинули столик в центр комнаты и расселись вокруг, состав преступления - на лицо, оправдываться не имело смысла. Оставалось лишь вернуть стол и стулья на свои места и сделать вид, что ничего не было. Пока мы бестолково расставляли мебель, у бабули появилась возможность сбежать и я понадеялся, что она ей воспользуется. Но не тут то было она и с места не сдвинулась, будто жертва василиска.
- Мне нужна завивка укладка и перманент.
Для меня ее слова были все равно, что Круцио Империо и Авада для зеленого первокурсника: смысл не понятен, но шестое чувство чует скрытую угрозу.
- У нас работают лучшие специалисты, – Рудольф растянул губы в кислой улыбке – Вы будете в надежных руках. - И где он таких фраз нахватался.
- Еще мне нужен маникюр, - старушка подняла вверх свою ручку больше смахивающую на высушенную воронью лапку и продемонстрировала нам длинные ногти ярко алые под цвет самого греховного соблазна. В последний раз я такие ногти видел у девицы из польского борделя.
Бабуля явно получила ту реакцию, на которую рассчитывала - мы четверо впали в ступор. Она сделала шаг вперед и ее только теперь заметила Фенрира, который развалился на диване и напильником выковыривал грязь из-под ногтей.
- Кто это? – удивилась она, но не завизжала, как мы рассчитывали.
- Это Фенрир Грейнджой - наш мастер по маникюру, – не растерявшись ответил Руквуд. Вервольф оскалился, наши уроки вежливости не прошли даром. «Вот сейчас бабуля грохнется в обморок», - подумал я, - «хотя лучше бы она умчалась прочь на своих двоих, а то поднимай ее выбрасывай – лишний труд». Но в жилах старушки текла великанья кровь
- Сначала укладка, - сказала она, не поведя бровью. – Кто из вас мальчиков мной займется.
- Антонин Долохов – наш лучший специалист. – Рудольф подставил меня и глазом не моргнул. Они с голубоволосой старушенцией друг друга стоили. Я схватил товарища за плечо и оттащил в другой конец комнаты, где нас не могли услышать.
- Какого черта, Руди! Я лучше в одиночку пойду министерство штурмовать, чем буду возиться с этой крашеной виверной.
- Хорошо иди, только сначала сделай то, что она хочет, укладку завивку и этот как его пергамент.
- Где я пергамент возьму, – прошипел я, с трудом сдерживаясь очень хотелось схватить Руди за воротник рубашки и хорошенько встряхнуть.
- Я пошлю за пергаментом Рабастан. А теперь иди к этой старой грымзе.
Грымза уже уселась в кресло, в то которое стояло подальше от Фенрира и ждала меня. Впервые с тех пор как я наизусть заучил три непростительных заклятия, я не знал, что делать. И тут всемогущая магия послала мне Люциуса.
Старушка при виде нашего красавчика-блондина просто расцвела и заулыбалась так, будто он принес ей эликсир молодости.
- Я хочу, чтобы этот мальчик занимался моей завивкой. По нему сразу видно - он настоящий парикмахер. Ах, в молодости у меня были такие же длинные платиновые волосы.
Вот так я избавился от необходимости возится со старой перечницей. Руби пристроил к ней Малфоя, и тот вроде бы даже представлял, что от него требуется. Но на душе остался мутный осадок. Трудно было смириться с тем, что надутый хлыщ Люциус сумел меня обскакать пусть и в такой малости. Как колдун он мне в подметки не годился, но женщины всегда от него млели. «Волосы что ли отрастить», - я провел по спутанной проволке на которую походила моя седая шевелюра, - «а еще морду себе выправить раз уж влип в красотульное дело».
От наблюдений за Малфоем меня отвлек Рабастан, он нерешительно тронул мое плечо
- Что тебе? – тихо спросил я сам не знаю почему, у меня нет привычки понижать голос.
- Я принес пергамент.
- А я тут причем?
- Объясни, что мне с ним теперь делать, - я знал этого парня уже много лет, но никогда у него не было такого растерянного лица.
- Не знаю, может его нужно одеть на голову, – предположил я.
- Ей, – Руди махнул рукой в сторону старухи, – или мне?
- Ей, - уверенно ответил я, пусть бабуля получит свой пергамент по полной программе. Руди успокоился и скрылся где то в задних комнатах.
Люциус закончил через пол часа, я не заметил особых перемен в облике старушки. Но клиентка была довольна, а Руквуд объяснил, что в бизнесе это главное. Она бы повисла у Малфоя на шее, не будь тот настолько холоден и непреступен. Впрочем отсутствие симпатии со стороны белобрысого не помешало осчастливленной клиентке открыть кошелек и выложить деньги. Мы уставились на них как на драконьи яйца. Не ужели бабуля тронулась умом, впрочем на маникюр к Фенриру она все-таки не пошла.
В тот момент, когда Рудольф неуклюже подбирал слова для благодарности, появился его брат, в руках он нес бумажную шапку.
- Пергамент, – гордо заявил он и протянул свое творение бабули, та совсем растрогалась и со слезами на глазах пообещала рекомендовать нас всем своим друзьям.
Меня кольнуло тревожное предчувствие, салон красоты, будто дьявольское болото затягивал нас все глубже и глубже.