ficwriter1922
Дождь все лил и лил, а такси все не ехало и не ехало. С тоскливым видом Макмиллан стоял на пороге собственного крыльца и слушал, как тяжелые капли барабанят по его зонту. Он не знал, как дело обстоит у маглов, но таксисты магической Британии считали, что клиент всегда подождет. Однако стоило им подъехать и не увидеть фигуры, смиренно прохаживающейся по тротуару, то они сразу разворачивались и, поддав газу, мчались прочь. Во всяком случае, если их клиентом был кто-нибудь вроде Эрни, поэтому он предпочел набраться терпения.


— Собачья погода, — пожаловался Скор, сидевший на его правом плече, — У меня от нее хвост болит, и в ухе стреляет.

— К обеду обещали солнце.

— К обеду мы будет торчать по уши в навозе на захолустной гиппогрифьей ферме. А все потому, что ты не можешь спокойно спать, когда другие люди зашибают слишком много денег.

— Это не так! — горячо возразил Эрни, — Проблема не во мне, а в том, что нельзя много заработать честным путем. Основной доход ферме приносит продажа продуктов жизнедеятельности гиппогрифов. Они потом используются для приготовления многих зелий. Но… — далее последовала небольшая пауза, во время которой, в сознании Макмиллана формировалась сложная словесная конструкция для описания весьма неприглядного производственного процесса.

— Хочешь сказать, что без магии много дерьма в ступе не столчешь? — подсказал ему Скор.

— Именно, для магических ингредиентов нужно использовать только ручной труд, — кисло согласился колдун. Пусть его помощник и выглядел, как крыс, но душа у него была змеиная. — И все-таки, начиная с прошлого года, эта ферма почти вдвое увеличила объем продаж, оставив конкурентов далеко позади. Я пока не знаю, как они этого добились, может, раздобыли древний магический артефакт или наняли бригаду троллей нелегалов…

— Или гиппогрифы стали больше гадить.

— Я серьезно, — нижняя губа Эрни оттопырилась, как у обиженного мальчишки.

— Надо проверить все версии. Вдруг хозяева скармливают беднягам адское зелье? — Макмиллан засомневался, но в словах крыса была логика.

— Возьми с собой баночку для проб, — ехидно предложил Скор и задумался о более важных проблемах.

Ему было холодно. Дождь все лил и лил, а такси… что такси? Если оно и появится, то не раньше, чем Мерлин проскочит по небу на белом коне. Крыс решил, что лучший способ избавиться от холода — это оккупировать пространство между воротником мантии и шеей своего хозяина. Ему и в голову не пришло спросить, что по этому поводу думает Эрни.

— Не знаешь, есть ли у нас пара баааа…

Воротник вдруг стал слишком тесен, и там что-то шевелилось. Макмиллан инстинктивно передернул плечами и замотал головой, пытаясь избавиться от неприятного ощущения. Скор свалился под мантию. Стараясь избежать близкого знакомства с мокрым тротуаром, он извернулся и уцепился за рубашку хозяина.

— Ай! — Эрни подпрыгнул и выронил зонт, когти крыса вонзились ему в спину.

— Вытащи меня! — пискнул Скор и попытался подняться повыше.

— Прекрати! — колдун запрыгал, надеясь вытряхнуть его на землю.

— Сам прекрати!

И в этот момент появилось долгожданное такси, оно величественно подъехало к дому, из машины выбрался грузный лысый мужчина. Вид у него был таким важным, будто он каждый день возит министра магии. Дождевые капли плавно огибали массивную фигуру, магия — удобная вещь, если знать, как её использовать. Скачущий по тротуару Эрни немного озадачил таксиста.

— Эй, сынок, тебя что, бесы одолели? — зычным голосом поинтересовался он.

— Нет, у меня под мантией застрял крыс, — просветил его Макмиллан, который, честного говоря, действительно сильно смахивал на неуклюжую марионетку, попавшую в руки спятившего демона.

— Умалишенных я не вожу, у Мунго свой транспорт. Может, вызвать?

Эрни остановился, разговор его немного отрезвил. Он расстегнул мантию, завел руку за спину и схватил Скора. Крыс хоть и рвался на свободу, но из чистой вредности покрепче вцепился в рубашку. И когда Макмиллан его вытаскивал, острые когти распороли ткань от лопаток и почти до самого пояса.

— Вот, — он вытянул руку и предъявил таксисту доказательство собственной вменяемости, которое тут же вскарабкалось на плечо и уселось там, злобно сверкая глазами.

— А… — протянул тот с таким видом, будто люди, таскающие под мантией крыс, встречались ему по десять раз на дню.

— Пошли уже, — буркнул Скор, которому не нравилось мокнуть под дождем. Тяжело вздохнув, Эрни огляделся в поисках зонта — тот застрял в соседской изгороди.

— Я сейчас, — пробормотал он и, шлепая по лужам, побежал спасать свое добро.

— Да, пожалуйста, — небрежно бросил таксист, садясь в машину.

Его великодушие объяснялось тем, что счетчик он включил сразу, как приехал. Зонт был пойман, клиент плюхнулся на сидение, а тощий крыс проворно сбежал по его руке, устроился рядом и вдруг спросил:

— Ты ничего не забыл?

— Саквояж!

Черный пухлый саквояж стоял в дверном проеме и выглядел очень солидно, будто принадлежал целой веренице известных целителей или самодовольных адвокатов. Таксист и глазом не успел моргнуть, а чокнутый парень уже выпрыгнул из машины, взбежал по ступенькам крыльца, подхватил саквояж и вернулся обратно.

— Куда ехать?

— Эдвардс лейн 34.

Машина медленно тронулась, дворники заскользили по стеклу, внутри было тепло и пахло табаком. Эрни постарался расслабиться, но последствия стычки со Скором не давали ему покоя. Если царапины доставляли лишь небольшое физическое неудобство, то порванная рубашка сводила Макмиллана с ума. И пусть под мантией никто не мог увидеть дыр, но он-то знал, что они там есть.

— К левитаторам, что ль? — спросил таксист. Эрни с радостью ухватился за возможность отвлечься от мыслей о рубашке:

— Да, к ним. Я решил усовершенствовать свою машину.

— Не ври, ты просто не знал, как еще подкатить к той красотке, что сидит у них в приемной, — бесцеремонно встрял крыс.

Торчащие уши колдуна выглядели так, будто их окунули в красную краску, он уставился в окно, сквозь следы дождевых капель город казался тающим миражом.

— И хороша милашка? — губы таксиста разошлись в сальной улыбке.

— Эмм… — промычал Макмиллан, не отрывая взгляда от окна. Краснота стала еще гуще, переплюнув даже ярко-алые закаты в пустыне Сахара.

— А шанс есть? — не отставал таксист.

— Ага, размером с муравьиное яйцо, — ответил за хозяина Скор.

— Любопытная у тебя зверушка. Никогда не видел говорящих крыс.

Эрни посмотрел на своего помощника — тот сидел, самодовольно задрав мордочку. Царапины на спине все еще болели, и дырки на рубашке никуда не делись. По натуре Макмиллан был хорошим парнем, но если бы ему предложили на выбор, что чинить: озоновый слой или свою рубашку, он, не задумываясь, выбрал бы последнее.

— Не хотите забрать мою крысу себе?

— Нет, спасибо. У меня дома есть кому трындеть, — сказал таксист и с тоской посмотрел на свое обручальное кольцо, — А какая у тебя машина, сынок?

— Воксхолл Виверн 1949 года.

— Ого, — уважительно отозвался мужчина, — Наверняка эти прощелыги обдерут тебя, как липку. Уж поверь мне, я этот народ знаю. Счет, который они выставят, надолго отобьет у тебя охоту бегать по бабам, будь они хоть трижды вейлами. Вот у моего шурина недавно Нимбус начал барахлить…

Шины шуршали по мокрому асфальту, водитель бормотал себе под нос, жалуясь на всяких хапуг, которые накручивают цены втридорога, лишь бы обобрать честных работяг. Скор живо участвовал в разговоре, не то, чтобы он болел душой за социальную справедливость, просто крыс скорее бы согласился сунуть свой обкоцаннный хвост в крысоловку, чем замолчать больше, чем на пять минут. А Эрни мечтал, и не было в его мечтах места ни дождю, ни гиппогрифьей ферме, ни даже чистой рубашке, там была лишь красивая девушка с медовыми волосами и глазами голубыми как… ну, как… как очень красивая вещь голубого цвета.

***

Машина свернула в район складов, немного поплутала по запутанным улицам с одинаковыми кирпичными зданиями и остановилась перед двухэтажным гаражом. Дождь перестал лить, серое небо нависло над землей. У Макмиллана было такое чувство, будто город стоял под огромным грязным гамаком, и сегодня туда улегся кто-то на редкость тяжелый.

С трудом дождавшись, когда такси скроется из виду, Эрни огляделся, убедился, что улица пуста и никто не заметит его небольшое колдовство. Скор наблюдал за ним и посмеивался про себя. Стоило волшебным чарам привести рубашку Макмиллана в порядок, как на круглом мальчишеском лице расцвела счастливая улыбка.

— С облегченьецем тебя, — поздравил крыс своего хозяина, но тот лишь молча толкнул дверь.

Внутри было сумрачно и пыльно, недавно поставленная перегородка отделяла приемную от мастерской. Шаткая деревянная лестница вела на второй этаж, стены недавно покрасили в бежевый цвет, и хотя запах краски еще не успел выветриться, они уже выглядели грязными и обшарпанными. Помещение было настолько маленьким, что посетитель мог без труда дотянуться до вазы с розами на секретарском столе, не вставая при этом с продавленного дивана. За столом сидела миленькая блондинка, именно для ее прекрасных глаз Эрни так и не подобрал подходящего сравнения. В настоящее время эти самые глаза влюблено смотрели на красавчика брюнета, который непринужденно расселся на диване. И разговор они вели явно не о левитации машин, это и Макмиллану было ясно.

— Простите…

Ведьма перевела взгляд на вошедшего, на ее кукольном личике появилась недовольная гримаска.

— Я Эрни Макмиллан. Я оставил у вас машину… тут… неделю назад…

Колдун надеялся увидеть в ее глазах проблеск узнавания, но красотка смотрела на него, как на пустое место.

— У вас есть квитанция?

— Да, была где-то. Я сейчас… — Эрни начал рыться в карманах, ему мешал зонт, который он, не долго думая, зажал под мышкой, да и саквояж неплохо было бы поставить на землю. Но его мысли будто перескочили с ровной упорядоченной автострады на американские гонки и теперь бестолково мотались по ним, закладывая головокружительные петли.

— Черт с этой квитанцией, Дорри, — лениво протянул красавчик, — Пусть идет в мастерскую. Билли сейчас там, он с ним разберется, — далее последовал небрежный взмах рукой в сторону небольшой коричневой двери.

Дорри пожала плечами и кокетливо убрала за ухо золотистый локон.

— Спасибо, — процедил Макмиллан, протискиваясь между столом и коленями парня. Настроение у него было подавленным, кому понравится чувствовать себя выброшенным на помойку ковриком, на который не позарится даже самый опустившийся бродяга?

Мастерская разительно отличалась от приемной — создавалось впечатление, что она поменяла, как минимум, дюжину хозяев, и все они занимались самой различной деятельностью, но не один из них даже краем уха не слышал об уборке. На столах и верстаках стояли банки-склянки, в углу пылился перегонный куб, на стенах висели веники из сухих трав вперемешку с молотками, клещами и отвертками. Гаек, шурупов, болтов и шестеренок было так много, что жестянок для них не хватило, поэтому они просто валялись на столе и под столом. На полу виднелись остатки полустертой пентаграммы, а с полки нагло скалился козлиный череп, с двух сторон его зажимали огромные бутыли с неизвестной коричневой жидкостью.

Наверху царил такой же хаос, как и внизу. Под потолком бестолково метались пять метел, три больших котла, несколько кукол и одна очень грустная свинья. Она дрейфовала в хвосте метлы и старательно жевала ее прутья.
Царивший вокруг хаос так и просил министерской проверки, с чем Макмиллан сюда и явился в прошлый раз. Но в приемной его поджидала Дорри, и вместо пары десятков штрафов, левитаторы получили нового клиента.

Черный Воксхол стоял там, где Эрни его оставил, и, на первый взгляд, выглядел как обычно, только намного грязнее. Он обошел машину, пусть создатели этого транспортного средства и пренебрегли изяществом формы, но зато они позаботились о том, чтобы внушительностью их творение могло бы состязаться с носорогом.

Заглянув в окно, Макмиллан с удивлением обнаружил, что на заднем сидении спит какой-то плюгавенький субъект в грязной поношенной мантии. Его лицо было закрыто коричневой кепкой.

— Эй, — Эрни постучал в стекло и открыл дверь. Колдун сел, почесался и залихватски приладил свою кепку на голову.

— Вы случайно не Билли?

— Он самый. А ты за машиной пришел?

— За ней, — подтвердил Макмиллан и посторонился, давая возможность Билли выбраться из машины. Сам левитатор даже в кепке едва доставал ему до подбородка, выглядел он скорее не старым, а прожженным насквозь. Темные глаза смотрели на мир с лисьей хитрецой, с такими глазами трудно сойти за честного бизнесмена.

— Твой грифон готов, садись за руль, осматривайся, а я пойду захвачу документы.

Внешне в салоне мало что изменилось, только пахло теперь по-другому — как в алхимической лаборатории перед взрывом. Эрни даже слишком хорошо знал этот запах: Министерство считало, что алхимические занятия — это пустой перевод налогоплательщиков, что, однако, не мешало облагать эту самую деятельность большим количеством штрафов и поборов. Как говорится, надо брать свое, пока есть с кого брать. Пока Эрни раздумывал о тяготах своей профессии, Билли вернулся, протиснулся в машину и сказал:

— Значит так… — глубокий вдох указывал на то, что далее последует очень длинная речь, и она не заставила себя ждать: — Вот тут у нас рычаг — это и есть твоя верхняя передача. Когда тебе надо взлететь, тянешь его на себя, а когда спуститься, то от себя. Дергать за рычаг не надо. Леветировать лучше с разгона, но с места она тоже берет, только газку нужно поддать побольше. Тут, — Билли ткнул в красную кнопку, — включатся чары невидимости, а рядом — шумовой пугач…

— Простите, какой пугач? — Эрни отчаянно старался упорядочить услышанное в подобие внятной и четкой инструкции.

— Шумовой. Тебе что, охота соскребать вороньи потроха с ветрового стекла? А с пугачем все птицы будут облетать тебя за милю. Только запомни, на магловские самолеты он не действует, а то вот двоюродный брат тещи моего шурина…

— Я понял, — поспешно перебил его Макмиллан, — А как мне затормозить в воздухе?

— Как обычно, средней педалью. Но только это тебе не «Молния», тормозить нужно нежно. А то инерция — такая штука, которая шуток не любит. В общем, ездишь так же, как по обычной дороге, только еще осторожнее. Над городом летать не советую, маглы понатыкали везде свои башни, и что им, убогим, на земле не сидится, а выберешься за город — рычаг на себя, и вперед! Только при левитации расходуется больше магической энергии, не забывай посматривать на датчики.
— И ты всерьез собираешься летать на этом?! — воскликнул Скор, — Здесь пахнет, как в алхимической лаборатории. Только последний идиот доверит свою жизнь машине, над которой поработали алхимики. Они же полные психи!

— Надо же, говорящий крыс! — удивился Билли, — А насчет запаха не волнуйтесь, это я тут пролил кое-чего.

— И что это было? — поинтересовался Эрни.

— А черт его знает. Какая-то настойка, я ее тут на полке нашел.

— И выпили!? Это мог быть яд! — Макмиллан не мог поверить, что взрослый человек способен совершить настолько безрассудный поступок.
— Я же не дурак. Конечно, я сначала влил пару глотков нашей свинке.

— Поправка, — сказал Скор, — В сравнении с ним, алхимики — образец нормальности. А летать на этой машине все равно нельзя.

Слова крысы задели профессиональную гордость Билли:

— Да эта машина летает лучше настоящего дракона! Я за свои слова отвечаю. Кстати, хочешь, залевитирую твою крысу? Бесплатно, — темные лисьи глаза азартно сверкнули.

— Неплохая мысль.

— А я ведь могу отгрызть тебе нос во сне, Эрни, — угрожающее пропищал Скор и показал острые, как иголки, зубки.

До того, как попасть к Макмиллану, он был лабораторной крысой у одного чокнутого волшебника, тот дал ему разум и голос, но навсегда внушил страх перед любыми магическими заклинаниями.

— Никто тебя не тронет, успокойся. Сколько я вам должен? — спросил колдун у Билли. Тот, хитро улыбаясь, протянул ему счет.

— Б! — итоговая сумма не могла не вызвать бурю эмоций, но так как Эрни был очень воспитанным молодым человеком, то, ругаясь, он никогда не заходил дальше первой буквы. Впрочем, нужно отдать ему должное, эту букву он всегда произносил с большим чувством.

@темы: фанфики, гарри поттер, стеб, юмор