Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

Фанфики про Тома Риддла

12:28 

Негеройская работа-4

ficwriter1922
Вот уже много лет ученые со всего мира пристально рассматривают планету Марс, но так и не могут сказать, есть ли там жизнь. В то же время достаточно один раз глянуть на Эрни Макмиллана и сразу же станет ясно: у этого парня личной жизни нет и очень сомнительно, что она у него появится. Сам Эрни с таким положением вещей был категорически не согласен и пытался исправить в меру своих сил и возможностей.
Но на пути к личному счастью возникло одно серьезное осложнение. Девушка, которая ему нравилась — Ханна Аббот, предложила ему прийти на гиппогрифью ферму, а Пэнси Паркинсон, управляющая этой фермы, недвухсмысленно дала понять — еще раз она увидит Эрни рядом с ее драгоценным цехом, и Макмиллан превратится в нечто настолько отвратное, что, по сравнению с ним, и куча компоста покажется вещью неземной красоты.

Пришлось искать другие пути.

— Не понимаю, почему вы, люди, покупаете своим женщинам цветы, они же их не едят, — сказал Скор.

Лица его хозяина было не разглядеть из-за огромного букета, состоящего в основном из роз, лилий и хризантем. Причем это не была продуманная композиция, а просто большая куча цветов. Наверно, зря Эрни послушал пронырливого торговца, который утверждал, что чем больше букет, тем счастливее будет девушка. Тогда это казалось очень логичным, а сейчас ему пришло в голову, что он слишком уж сильно забегает вперед.

— Думаешь, она поверит, если я скажу, что случайно проходил мимо и решил заглянуть, узнать как у нее дела?

— Ага, и по дороге подчистую ободрал пару другую цветочных клумб.

— Удачное совпадение, — пробормотал Макмиллан.

От волнения он забыл об осторожности и поделился с крысом своими опасениями.

— Вдруг она воспримет цветы как дружеский жест? И как мне тогда пригласить ее на свидание? Или, может, я слишком тороплю события. Я совсем не хочу на нее давить…

— Ты безнадежен, — убежденно заявил Скор, и его хозяин молчал до самой двери двухэтажного дома из коричневого кирпича. Эрни узнал адрес у Сьюзан. Каким-то образом Боунс умудрялась быть в курсе дел всех бывших однокурсников. Она же по секрету сообщила ему, что Ханна сейчас ни с кем не встречается.

Колдун смерил взглядом тяжелую черную дверь с небольшим окошком, к ней вело крыльцо с высокими ступеньками. Он все еще надеялся, что в последний момент на него снизойдет дух великого любовника и придаст ему уверенности в собственных силах.

— Давай уж, чем быстрее ты облажаешься, тем быстрее я вернусь к своему печенью, — «подбодрил» его Скор.

— Разве ты не должен меня поддерживать? — обиделся Эрни, хотя и понимал: ждать поддержки от крыса — тоже самое, что стоять под веткой, на которой расселась целая шеренга ворон, переевших незрелых ягод.

— Будешь медлить, я укушу тебя за ухо. Как тебе стимул?

Макмиллан не стал больше спорить, поднялся по ступенькам и постучал в дверь. Открыла ему невысокая пухлая ведьма, мелкие пегие кудряшки обрамляли круглое лицо, а глаза рассматривали гостя с жадным любопытством. Она не выглядела ни расстроенной, ни заплаканной, но пухлая ручка нервно стискивала белый платочек.

— Я пришел к Ханне…

— О! — воскликнула ведьма и картинно поднесла платочек к глазам. — Какой кошмар! Какое несчастье! Бедная Ханна!

Лицо Эрни заметно побледнело, но не успел он слова сказать, а толстушка уже втащила его в маленький тесный холл.

— Ханну похитили. Я все видела своими глазами. Случайно выглянула из окна кухни, а там такое! — глаза ведьмы округлились то ли от восторга, то ли от ужаса и стали похожи, нет, не на две монеты, а на две блестящие черные пуговицы. — Куда катится мир? Людей убивают чуть ли не на собственном пороге! Скоро носа на улицу не высунешь…

— Как похитили!? — Макмиллан чуть не выронил свой букет.

— Ты ведь друг Ханны, она не говорила мне, что с кем-то встречается. Как тебя зовут? — глаза-пуговки впились пронзительным взглядом в растерявшегося парня.

— Эрни Макмиллан.

— А я матушка Фергис. Проходи, я сейчас все тебе расскажу. До сих пор не могу поверить, что это случилось на самом деле. Человек идет по улице и вдруг его оглушают заклятием, накидывают мешок на голову и аппарируют с ним неизвестно куда.

Она открыла дверь своей квартиры и забрала у Макмиллана цветы, у него мелькнула мысль, что больше он свой роскошный букет не увидит. Но какая разница, если с Ханной случилось беда…

Хозяйка усадила парня на кухне, здесь было слишком много тарелочек и большинство из них не предназначались для еды. На них танцевали щеночки, веселились котятки, совы прогуливались в смокингах, а белые мышата в аккуратных костюмчиках сидели за обеденным столом. Скору захотелось подать в суд за такое вопиющие оскорбление братьев его меньших. Ведьма принялась заваривать чай, в ее движениях было что-то странное. Она будто подскакивала на каждом шаге, будто огромный, туго надутый мяч.

— А авроры? Вы их вызвали?

— Конечно, — матушка Фергис остановилась и обиженно нахмурилась. На стол прямо перед Эрни грохнулась тарелка с печеньем. — Эти дуболомы заявились сюда и даже не потрудились вытереть ноги. Я рассказала им все, а они заявили, что мне показалось. Мне!

Она водрузила на стол большой серебряный поднос, чайник и чашки на нем звякнули.

— Я не какая-нибудь выжившая из ума старуха, и я знаю, что видела. Если девушку оглушают и накидывают ей на голову мешок — это похищение.

— Но кто ее похитил?! Вы его разглядели?! — отчаянно воскликнул Эрни, с трудом вклиниваясь в череду слов, похожих на поток машин, несущихся по скоростному шоссе.

— Человек в черном балахоне. Ужасно зловещий, наверняка кто-нибудь из этих бывших Упсов, преступность ведь постоянно растет, что не удивительно при таких-то аворорах. Они чуть ли не рассмеялись мне в лицо. Заявили, что я не могла ничего видеть.

Тут она явно преувеличивала, даже авроры не были настолько тупы и понимали, что от острых глазок этой дамы не ускользнет ничего, что происходит в доме и его окрестностях. Если бы маглы еще охотились на ведьм, то остальные жильцы без всяких угрызений совести указали на нее пальцами.

— Кушай печеньеце, Эрни.

— Спасибо, — Скор шустро сбежал по рукаву, Макмиллан попытался его поймать и остановить, но его пальцы схватили лишь пустоту.

— О! Он говорит!? — матушка Фергис удивленно уставилась на крыса, а тот без зазрения совести вгрызался зубами в самую большую печенюшку. Она лежала с краю, но у присутствующих резко пропал аппетит.

— Простите его. Это же крыс, — колдун совсем не хотел, чтобы их выставили за дверь.

— Ничего страшного.

Может быть, если бы передней сидел другой парень, матушка Фергюс разозлилась бы и выставила гостей вон. Но лопоухий и нелепый Эрни будил в ней материнские чувства, в наши времена так сложно встретить хорошо воспитанного молодого человека. Впрочем, заслуги Эрни в этом не было. Семеро тетушек из любого сделают приличного молодого человека, а что касается ушей — они ему достались от папаши.

— Как зовут эту прелесть?

Выражение ее лица стало таким же умиленным, как у зверушек на тарелочках, развешанных по стенам. А прелесть тем временем уже умяла одно печенье и принялась за второе.

— Скор.

— Странное имя.

— Сокращение от слова скорбь.

— Разве это сокращение?

— На самом деле его имя «Скорбь врагам моим», — нетерпеливо произнес Макмиллан, которому хотелось вернуть разговор к таинственному исчезновению Ханны.

— Моим, со своими сам разбирайся, — вставил крыс, на секунду отвлекаясь от еды.

— А где случилось… похищение? — спросил он. Вся серьезность ситуации еще не уложилась в его голове.

— Вон там. — указала пальцем на тротуар за окном, сквозь желтые занавески с розовыми цветочками место преступления выглядело весьма безобидно. — Ты спасешь ее? Хвала магии, у бедной девочки появилась надежда. Я уже вся извелась, представляя, какие ужасы могли с ней случиться.

Эрни вздрогнул, как бы ему не хотелось убедить себя, что все беспокойство матушки — это буря в стакане воды, в душе появился страх.

— Вы можете сказать еще что-нибудь? Описать приметы?

— Нет, только черный балахон. Все случилось слишком быстро. Он оглушил нашу бедняжку Ханну, подхватил ее на руки, накинул мешок и аппарировал. Я и ахнуть не успела.

— А какого он был роста? Толстый или худой?

— Высокого роста, пожалуй, и определенно не толстый. Скорее, даже тощий, — матушка Фергюсон наморщила лоб.

— Думаю, нужно проверить то место…

— Конечно-конечно,

Эрни бесцеремонно схватил крыса за шкирку и посадил себе на плечо. Скор протестующее пискнул, но протест вышел неразборчивым, потому что рот его был набит печеньем.

Дом стоял на перекрестке, и место преступление было за углом. Макмиллан огляделся. Ничего странного, только занавески на кухонном окне матушки Фергюсон подозрительно шевелились, а за ними маячила тень, умирающая от любопытства.

Колдун достал чарометр, стрелка даже не дернулась. Но на душе Эрни спокойнее не стало, ведь для обычного Ступефая много магии не надо. Потом он прошелся по тротуару, внимательно глядя себе под ноги, вдруг похититель обронил какую-нибудь улику. В детективах такие заботливые преступники встречается сплошь и рядом. Но здесь не было ничего кроме смятой пачки сигарет. Макмиллан на всякий случай осмотрел ее со всех сторон и сунул в карман.

— Что, идеи иссякли? — позлорадствовал Скор.

— Да. Ты можешь что-нибудь предложить?

Крыс пошевелил усами.

— Возможно…

— Помоги мне, и я куплю тебе целую пачку печенья, две пачки…

— Даже не знаю, опять влезать в неприятности, разве я не заслужил право на тихое, спокойное существование…

— Может, Ханна попала в беду, и ей сейчас плохо, а мы единственные, кто может помочь.

— О, тогда передай мои соболезнования ее родным. Что-нибудь вроде: «Она была такой молодой и ушла так рано…» Три пачки печенья и пачку хлопьев. Я перехожу на здоровое питание.

— Договорились, а теперь говори, что ты заметил! — воскликнул Эрни.

Он настолько разволновался и забыл, что стоит на магловской улице. Моложавая подтянутая старушка испуганно вытаращилась на него и посеменила на другую сторону.

— Не заметил, а унюхал, — тихо сказал ему на ухо Скор. — Ты ведь чувствуешь этот резкий запах, как будто кто-то жарил селедку? Хотя куда уж тебе, весь ваш вид — эволюционные калеки, ничего не видят, ничего не слышат, даже хвоста нет….

— Хорошо, крысы на вершине эволюции, а люди, так, погулять вышли. Теперь расскажи мне про запах, он тебе знаком?

— Более того, я точно помню, что где-то уже его встречал. Причем недавно.

— Где!? — еще один взволнованный вопль едва не довел до сердечного приступа чернокожую женщину, выскочившую из-за поворота, она быстренько обогнула Эрни по широкой дуге.

— Дай подумать… — крыс замолчал и взмахнул обрубком хвоста. На пятой секунде его размышлений Макмиллан не выдержал:

— Ты не думаешь, а притворяешься,

Самодовольный вид Скора полностью подтверждал его слова.

— Я сказал, что подумаю, вот я и думаю о своем печенье, — ехидно произнес он. — А запах этот из драконьего музея, клянусь остатком хвоста.

— Отправляемся туда, — произнес Эрни и побежал к своей машине, которую он оставил неподалеку у цветочного лотка. Ведь если не поспешить, можно и передумать.

@темы: фанфики, гарри поттер, юмор, стеб,

URL
   

главная